?

Log in

Логика тупа. Разум высок. Человек не в силах объять Вселенную, духовную Вселенную, тому две, три причины: он пользуется приборам кроманьонца, которые эволюция лелеяла милионами лет для совсем других целей, чем объятие Вселенной, приборы Адама подавлены соседством с кроманьонцем, гостевым! положением Адама, диспозицей, общество все свои усилия направляет на то, чтобы за пределы кроманьонца обыватель не высовывался — это не какой-то гигантский "план масонов", некий неосознанный вектор.
Любой человек вполне способен хоть малость развить чувства Адама, по большому счету их и развивать не надо, так как они банально подавлются логикой общественной нужды. Все творческие люди, все святые, все таланты, гении, большие интеллектуалы как правило всего лишь навсего имеют и пользуются теми самыми обостренными чувствами Адама. Атеист, сам того не подозревая, очень близок к богу, если он крупный ум и мыслитель. Именно благодаря этому балансу, вечной картине дня и ночи и жив курилка человек. В определенное время человечество жило в воздухе, возможно, что вблизи Земли, Адам с Евой и сонм ангелов, и целый рай жизней, сложно как-то цельно назвать их. История человека сложна, точнее его духа и души. Жизнь на Земле лишь часть жизни Адама и других духов, именно на планете и в трехмерное пространство влился Адам с Евой, возле Земли жизнь не была в виде роя душ, там наличествовал другой мир с другими пространственными координатами, пятимерный мир, а ему нет разницы, космический холод или твердь планеты, хотя какое-то соседство нужно. Неуклюжими образами слов очень сложно пояснить историю Адама до Земли, несомненно, для читателя, лишь то, что Адам "не упал с дуба", как это принято из Библии, а Адам не один в саду Эдемском, но мы все, или почти все, или большая часть, имеем родство души именно что от Адама. Ум человека не в силах объять историю, ему возможно лишь проникать намеками информации в другие миры, по крупица собиралась народами история человека, перевиралась, завиралась, выскабливалась на табличках и вливалась в религии, предания. Общая условная картинка. Светлая эпоха восстановит все с документальной подробностью. Новая эпоха приоткроет занавес. В помощь встанет даже ученый, чья механическая машинка под названием арифмометр помогла воздвигнуть тому гору науки. Многие ученые давно заявляют, что предстоит либо доказать бога и другие разумные миры, либо разум привнести в элементарные частицы, что в общем-то и есть первое утверждение. Вся материя была в одной точке, вокруг была... пустота. А что такое пустота? А где она находилась или находится? Пусть читатель ляжет на кушетку, выключит свет и проникнет к границам Вселенной, что там? А что было раньше, до серий жизней Вселенной? Воображение способно подтолкнуть к силуэтам условий или постановке вопроса, ибо оно от Адама, а Адам сын Бога. Кошка видит, но никогда не способна воображать, никогда. Несомненно, что-то есть сейчас за пределами Вселенной и было ранее, и это что-то вовсе не бог, увольте, он не одеяло, расстеленное на мириады расстояний. Миры с другими измерениями в пространстве не дают принципиальный ответ, но с одной оговоркой, что бог живет, вроде как, в семимерном пространстве, которое обладает несколькими не понятными уму человека свойствами, что даже на словах не пояснить; можно объять пятимерное пространство, с великой силой дать пояснение шестимерному пространству, а дальше стоп-игра. Это в другой раз. Еще раз, надо выбросить звезды, парсеки, подойти к границам Вселенной, отмотать для удобства на миллиарды лет назад, вообразить невообразимое, творца материи. Вообразить мертвую космическую ночь с кострами гигантского скопления газа. Мы богаты, бог поместил нас в роскошный дом, где горизонт простирается на миллиарды световых лет. Но нищета нынешних дней позволяет человеку только одно — восторгаться детским счастьем, где только там человек видит реальное подобие высших божественных сфер. Дети в любом обществе самое святое и ценное, хотя внешне ребенок глуп, неумен, слаб. У детей нет логики, нет разума. Еще у бога есть дом, и этот дом не может быть Вселенной или другим близким нам миром. Иначе бы его не раз описали бы. Всякое бывало, люди были и возвращались из многих мест.
Настоящий или высокий разум начинается там, где кончается самая изысканная логика.
Разум появляется там, где кончается логика. Тиранозавр и есть очень точная логика и еще более точный расчет. Зверь принесет еще одну огромную пользу, и опять! он не будет преследовать этой цели и она не будет читаться со стороны, — цифровые бури смогут утащить за собой ненужный для человека воз: логические изыски, расчетливость жизни, рациональность. Таковое событие не прямолинейно, оно больше как опосредованно, как скрытая косвенная польза. В данный момент любой человек есть воз всевозможного хлама, но и не только воз, он же сам и кобыла, двигающая сила. Человека разрывает на части. В одном углу политика и общественные морали и ценности, в другом карьера и работа, в третьем он философ своей жизни, в четвертом лежат удовольствия и досуг современного века. И любой человек понимает, что где-то там чуть выше есть возможность быть философом всей жизни, есть лживость общественных ценностей в призме вечного времени или прихоти политика, есть огромный пласт религий, где его религия лишь выбор случайности рождения тела, есть, возможно, его прежние жизни и огромный мир по ту сторону жизни. И этот второй этаж он не может физически осилить, поскольку  индивидуум раздавлен проблемами первого этажа. Тиранозавр подсобит в большей свободе для обывателя, из его жизни уйдет значительная часть логики, тогда он сможет заняться божественным, пусть это и не принесет ему пользы, но само занятие святым намного чище сделает его жизнь. Настоящий разум всегда вне логики. Простейший пример. На Эхе Москвы писатель во время эфира швырнул микрофон и стакан воды в деву, испытывающую его на предмет высших истин. Вроде бы как бы нехорошо, если не видеть или не слышать другого эфира с ней, когда другой маститый литератор долго "возил ее по полу", изощренно издеваясь над ней, как в одной известной игре, подсказывая по одной букве, дабы она вспомнила таки имя знаменитого датского философа, но дева заикалась, брехала как собака , но так и не протолкнула через глотку фамилию философа, он подсказал ей все буквы — Кьеркегор, и даже их она не смогла сложить и повторить, он открыто  называл ее веществом на букву г, отчего дева не засмущалась, в тот момент ее было жалко. Так вот, первый мыслитель не снизошел до приема своего коллеги, он не стал ее возить по полу и называть "тупейшей", он очень благородно вспылил. Это две совершенно одинаковые картинки, два эпизода, где столь великое неравенство, что не совсем ясно, о чем думает король Эха Москвы, когда приглашает к маститым мужам столь тупую деву, у которой нет даже чувства стыда. Один пожалел и указал на "место", а другой благородно швырнул монокль оземь. Беседовать о высшем, не зная хотя бы на слух имя Кьеркегор...http://echo.msk.ru/blog/erofeev_v/1862794-echo/  Есть и другие соображения о манере беседовать на высшие темы. Истекающая половой истомой дева троллит уважаемого гостя как своего мужа в кухонной беседе, сказать что-то значимое для зрителей она не может от слова совсем, и вовсе не потому, что ей незнакомо лицо датской философии, а от скудости своего мира, и только из-за вежливости и по правилам этики она должна быть скромна аки ангел, и послушна как служебная овчарка. И если ее собеседник строит долгую сложную речь, собирая кружева логики, и строит не для нее, тупой девы, а для сотен тысяч читателей и зрителей, то она должна уважать тех самых зрителей. Есть еще одно сображение, в атмосфере Эха Москвы, во внутрислужебной, витает нездоровый дух, который два раза, как минимум, проявился в последнее время, первый раз это история с дамой, которая что-то там держит под столом и очень крепко, и вот следующая история. Оба мужа поступили разумно, по сути они общались не с девой, а с ее начальником, который что-то упускает иногда в кадровой политике своего информационного царства. Внешне нелогично, один слишком долго и прилюдно унижал ее, а другой нарушил правила общественной вежливости, но на самом деле оба поступили сверхлогично. Вежливость или этика не всегда годны для забора между тупостью и мудростью. Дева, кстати, не имеет стыда, или она аморфна как медуза — именно с Ерофеевым она могла кинуть в него стакан воды.
Очень верно сделал муж, что не извинился перед радиостанцией, как в той пословице? где гусь неравен некоторому животному.
Высшие вещи надо защищать, иначе бычковы могут унизить их, а потом толпой задавить, сами того не понимая. Стакан воды в воздухе — это знак всем мыслителям — если вас притесняют или глумятся, то иногда не грех превзойти общественные нормы поведения.
Это разумно.
Помещение нового синтетического ума в тело робота очень важно, казалось бы, какая разница, под стол или в корпус робота? Разница огромная. В том-то и дело, что нынешний видеотелеграф, его мозги, находятся под столом в прямом и переносном смысле, или под рукой человека. Ситуативное отделение от прежних условностей, имитация киборга создадут новый уровень отношения к новой волне компьютеров. Общество готово принять эту театрализацию — снято много гениальных фильмов на эту тему, еще больше написано книг, все игры забиты киборгами. Окажется, что человек — это вовсе не звучит гордо. Игра в одни ворота станется недолгой, довольно быстро все признают поражение человека перед машиной и каждый займется своим делом: человек — человеческим, робот — машинным, рутинным. Звучит легко в фразах, на словах, а на деле это несколько революций в общественных смыслах, переворот с ног на голову многих незыблемых общественных парадигм. Хаос. И нет мощной, единой и точной религии. Человек зашатается, его закачает. Свобода от тягот добывания финансовых средств на приобретение минимальных и максимальных условий комфорта жизни.
От одного данного события зашатает многих. И дальше, дальше, дальше. Тиранозавр мгновенно распространится по всему миру, невозможно сдержать его экспансию, смешны потуги гугла одеть узду патента и выпускать "виндоус 95" 2.0, все, что возможно в будущем в плане удержать что-либо, заключается только в силе государственных границ, но не для действий тиранозавра, а для удержания прибыли от его погромов. Можно вообразить зверя, который ходит по континентам и разбрасывает алмазы и золото, его невозможно остановить, можно только не дать вывозить эти самые алмазы за пределы государства. Ранее описывались несколько эпохальных  событий, должных раскрыться, как волшебная шкатулка, или ворваться, как черный гром, но имеется еще пару событий, тоже должных реализоваться в ближайшее время. Всего так много, что все и не рассказать, какая-то плотина, река событий с гигантским натиском поджимающая ослабевающий упор стены. Читатель может заподозрить излишнюю экзальтацию, желание пафосного эпатажа, графоманское завирательство — хорошо бы, если все так и было бы, а мир спокойно плыл по тихой реке эволюции. Ранее кто-то предлагал людям время от времени спокойные вариации перехода на новый уровень жизни, самый известный — деяния Христа. Все отвергалось, и ныне жизнь загнана в тупик и на высоты громоздких искусственных гор. В тупике просчитать довольно просто, отчего и есть так много предсказаний, тщательно вымаранных спецслужбами всех стран. В это безумное время Будда или подобный Христу не придет, чем ближе к финалу, тем больше людей видят несуразность мирового построения человеческого жилища, запах катастрофы тоже начинает пробиваться через серый воздух городов. Осмыслить люди не могут, из-за бедности одномерного времени не с чем сравнить, прошлое имело другие законы и миры, будущее не видно, а все привыкли к ясным картинкам, вчерашнее прошлое количественно бедней  сегодняшнего, отчего настоящее  и сладко и мило, о качестве мало кто задумывается, человек жаден, ему надо много, много всего и вся, без разбору; и что там это качество? важно количество. Много вещей, много денег, много метров, много лошадиных сил, много путешествий, много секса, много еды, много вина, много развлечений, много апломба, славы, репутации. Комфорт нужен, кто спорит. Свинье тоже комфортно, если она в теплой луже сожрала отрубей и тут же облегчилась, в ее камере-тюрьме-стойле пахнет офисом, парламентом, телевизором, большим городом. Все будущие события начала чего-либо или конца каких-то долгих историй меркнут перед одним возможным моментом "стоп-история". Мировую войну миновали, ядерная катастрофа могла сложиться, но окончательно проскочила мимо. Метеорит не разрушителен, уничтожь он даже несколько стран. Сей момент так мрачен, что хочется его спрятать хотя бы в двух вариантах некоего сценария, или-или. Что-то правда, а что-то ложь. Могут приоткрыться врата в аидъ и сюда ринутся полчища нечисти на краткий миг, может кто-то изобрести биологическую бомбу, или она сама родится и взорвется, уничтожив десятки стран. Вопрос не что именно и сколько. Для темных событий нужны условия, а человек их сверхтщательно приготовил, сам того не зная. Когда — такой вопрос не стоит. Но нет худа без добра и каждый человек на земле что-то сильно поменяет в собственном уме, если, не дай бог, мрачный сценарий ожидаемо взорвется. Красивые фильмы о терминаторе и другая фантастика способны чуть облегчить осознание мрака, а вдруг это пришельцы из будущего ворвались в наше время, и мы видим не библейский мрак, а смещение времени. Многим это даст шанс не сойти  с ума.
Каждый сверчок знай свой шесток. Цифровая революция, короткое царство тиранозавра не обязательны в близком будущем. Грубо выражаясь — мы и без вас можем обойтись. Самый наихудший вариант выразится в том, что нынешний компьютер весьма сложным образом встроят в громоздкую скалу подобия тиранозавра, ученый не снимет кальку с ума и мозга мыши, не сможет добавить принципиально новых каналов информации, и продукт такой перестройки работать будет, во многом произойдут большие успехи, те успехи, которые мог бы одержать и тиранозавр. Сегодняшний путь и есть именно этот вариант, движемся в сторону Конотопа.
Есть и иной вариант. Предполагается, что свинцовую узду изготовят сейчас и накинут едва рожденному чудовищу. На это намекают слова Илона Маска. Он или глуп, или его кто-то попросил об этом, или не разбираясь в вопросе, "марсианин" решил нырнуть в следующие воды. Во всех трех вариант он таки глуп. Четвертый вариант не рассматривается — даже школьник легко просчитает, что искусственный интеллект не опаснее мухи комнатной. Опасность там все-таки есть, она в связке человек - искусственный интеллект, так надо и называть вещи своими именами, хакер ныне весьма опасен, и для таковой будущей опасности упредительных формуляров не требуется от слова совсем. Вариант свинцовой узды тоже маловероятен, на интернет мечтали накинуть не одну попону, до сих пор миллиарды людей сильно ограничены в свободе пользования интернетом, и все-таки для большинства он свободен. Марсианин озвучивает чью-то мысль, точнее желание прикрутить тиранозавра гайками к столу или стойлу. Его советчики отлично знают, что фактор появления тиранозавра невозможно просчитать, Америка не тот пионер, кто несомненно родит это явление. И тяжесть свинцовых удил возможна такова, что зверь не сможет вырасти. Эти два варианта маловозможны, но не совсем не невозможны.
Есть и третий вариант, когда зверь так дико начнет все пожирать, что его решат убить.
Все может сделать человек, ему доступны любые чудеса. Он не делает, поэтому и рождается цифровая эпоха, пробивается яйцо ящера. Новая эпоха едва заметит потерю бойца. Ее суть в смене общественных смыслов, в умирании идеалов капитализма, в попадании в лабиринты смерти, прелестей, тонких обманов. Будь тиранозавр главной тягловой силой близкого будущего — марсианин возглавил бы ныне мировую комиссию по выработке единого управления следующей волной компьютеров с признаками разума.
Главная тягловая сила запрятана в векторе эволюции, и тиранозавр, если он будет, а он таки будет, станет одной из самых ярких картинок эпохи. Все может сделать человек, но он не делает, и его как щепку несет в новую эпоху. Герман Стерлигов предлагает миллиардам окунуться в феодальную ночь, метким взором он видит, что что-то близко и страшно, знал бы он, каково оно будет на самом деле, то давно бы взял пулемет системы Максима  и повторил бы подвиг одного американского сварщика, разгромившего целый городок до тла. Осушение лесов сущий пустяк по сравнению с тем, что должно рухнуть на земную твердь, и не с космоса, и не с дуба.
Самое вероятное развитие цифровой революции следующее. В одной стране будет собран компьютер с зачатками разума, то есть, нелинейными пересчетами задач, или проще — архитектура должна быть с ошибками, решения не все должны быть верными, ученый не способен на такой гениальный шаг, поэтому копия мышления мелкого животного подскажет, что ошибки должны быть заложены в процесс мышления, и на всех уровнях. Казалось бы, что это нелогично, ведь любое живое существо имеет сверх-отточенный ум, где доля ошибки ничтожна, но так только кажется. Этот компьютер поместят в робота. Дальше больше. Новый член правительства или министерства с такой скоростью начнет производить благо, что или его выключат, или он "пойдет по стране" и "по рукам". Мировая истерия займет пару лет, все готово для мгновенного размножения этого пожирателя бедности, коррупции, рабочего времени, профессий, мест, ширпотреба. Потом он начнет внедряться в мир человека на равных, это долгая история, и здесь понадобится новая этика, возможно и законы. Потом начнется разврат. Человеку станет скучно. В идеале золотой миллиард должен уехать подымать третий мир, но не все уедут, а кто и фриланс. Кто уйдет к барину Стерлигову подымать хлеб и дома, Европа тоже заболеет этим, кто-то займется творчеством, но кому-то захочется разврата. И начнут кроить новые границы, совсем по другим принципам.
Убер такси и прочее, и есть первый вариант, сейчас работает только он, создание мира цифры через примитивную систему видеотелеграфа.
Разум появляется там, где кончается логика. Неизвестно, высекал ли кто эти слова в зеленом граните, но эту фразу можно смело добавить к прежним трем парадигмам: " Найди зло и полюби его", "Оставь суету и предайся неге", " Иди внутрь себя и бога". Смысл есть более сложная субстанция, чем разум, и он тоже возможен только там, где заканчиваются границы логики. А парадоксальная логика? Ее надо более точней обрисовать, для чего требуются сперва вещества разума и смыслов. Применительно к массам данный постулат означает, что сперва на обывателя вываливается революция, смыслы, высшие цели, а далее строится логика достижения, логика ценности, логика жертвенности и другие логики. Имела ли Америка какую-то логику, когда начала осваивать континент и воевать с индейцами? Нет. Делать деньги, жить свободно, уйти от древних чуланов Европы и королевских чулков с подвязкой. Не было плана завоевать весь мир позицией лидера, генератором смыслов и идей. Никто не знал, обрушится или нет феодально-буржуазный холм королей, принцев, герцогов. Истинный смысл был, конечно, во время становления США, вопрос знал ли кто о нем и был ли этот человек один или с множеством знающих. Зная смысл, знаешь и цель или картину будущего, и пути становления. Но зная все, не захочешь делать ничего, вообще ничего. Поэтому смысла нет в жизни, и как бы кто не изощрялся  в конструкции "смысла", любой философ развалит оную за 20 секунд, примитивный философ. Можно, конечно, спрятаться за "богом", удобно, легко, в чем-то комфортно. Жить по богу, жить в боге, жить для бога. Он вам что-то когда-то говорил? Сотни инстанций до бога, и где речи ангелов, архангелов, других иерархий? Смысл жизни "в боге" необычайно унижает понятие бога, притягивает его до положения дедушки-старца на облаках, делает тайным наблюдателем жизни нашей. И зачем искать бога на небесах, когда нить с богом есть у каждого человека, оживить ее может каждый. Есть ли в этом смысл? Тотальный? Вообще смысл есть, безусловно, но как смысл жизни на земле не вполне, и весьма не вполне. Большинство истинных искателей высшего, из тех, кого признали глыбой человечества, отрекались от самой жизни — деньги, успех, семья, внешний вид, здоровье, друзья — как это им было смешно все. Не в плане презрения или отталкивания или искуса, нет, это банально было и не интересно. Как героинщику неинтересна водка, а алкоголику неинтересен героин. Разные материи, где погружается душа. Более того, большинство из просветленных часто говорили, что жизнь свою еле удерживают в теле, где душа тянется к светлым мирам.
На эту тематику можно писать и исписывать тома философствований, а в каком ряду здесь эпоха цифры, искусственный разум, компьютер на квантах, тиранозавр, жрущий все как пылесос? В самом последнем, на галерке. И чем больше будут успехи в борьбе с бедностью, тяжелым трудом, коррупцией, оружием, войнами, преступностью, тем ярче начнет светиться иная парадигма " Бог во всем, что существует, но бога больше в живом, что создано до человека или без него". Чем больше человек начнет окружать себя выдуманными конструкциями, тем дальше он будет уходить от создателя Вселенной. Новая эпоха, которая во многом будет состоять и состоиться из тиранозавра, так далеко залезет в пещеру темных субстанций, что должна по логике необратимых обрушений пробить камень и выбраться на ослепительный свет истинной эпохи. В этом году сходятся пути многих событий, которые ранее не произошли, их ждали, но их не было и не было...Как будто бы кто-то постоянно откладывал отдергивание занавеса. Калейдоскоп погоды, так часто и странно замелькавший этим летом, подсказывает, что за занавесом толпятся. Не факт, что грянет летом или осенью, может и год еще пройти все в тиши. В мире наблюдается некая растерянность мировых лидеров, ощущение, что их мощь кто-то немного слил,
приоткрыв медный краник; возможно, что банально перечитались предсказаний, которые они так тщательно скрывают от обывателя.
Факт, что сей момент неизбежен, а для истории год, как человеку день.
Поэтому и ожил один из немногих  творцов 20-го века, тов. Ленин — много напутав для монополии капитала во всем мире, упредительно освободив третий мир от попыток захвата его умов и душ, столкнув русский мир в бездну насилия, где его подхватил Рябой, сын Бессо и утопил там, — но ныне желающий отыграть многое и многое, присовокупив свою скромную помощь российской оппозиции. Вождь мировой революции не может не знать о предстоящих событиях, остается лишь прислушаться к разговорам веселой компании, любителей китайского чая.
Высший разум убивает логику, так же легко, как тиранозавр растерзает и проглотит без остатка большинство бед 20-го века.
Вождь на заре своих мечтаний и метущихся дел шел ровно по той тропе, каковую облюбовал себе ныне тиранозавр, их разница только в том, внешняя, силуэтная разница, что последний неубиваем и имеет много жизней.
Никогда мир не допустит такого  Всадника, что равно быстрой смерти для всего и всех.
Момент же их мимолетной встречи станет исторической картиной на века.
Цифровая экономика есть часть того явления, каковое грядет и рождается, зародилось и набирает быстро рост и вес, большая часть, почему большая? Экономическая составляющая жизни любого общества и индивидуума всегда была и есть наиглавнейшая стать, и очень интересно, что цифровая экономика сделает вопрос достатка воздушным и нелепым, убьет эту проблему тысячелетий, главный мотор всех времен и народов, социальный мотор, самоубиться же ей не позволит ее скудный ум. И она часть явления. Тиранозавр вмещает в себя цифровую экономику, и есть там у него, во внутрях его страшного механизма более мелкие облака цифры, вулканы и гейзеры. Например досуг человека может захватить цифровой монстр, и не только как извращения, а как машина, способная прочитать ваши истинные желания и нужды и далее способная предоставить их вам — найти, заказать, транспортировать, создать, извлечь, подсказать, где найти. Компьютер в нынешнем виде достиг предела, еще немного роста и он будет превращаться в бесполезного монстра, это трава, вырастающая до размеров сосны. Линейный пересчет компьютера достиг высот, одна из его блестящих побед, в кавычках, это победа в шахматах. А в стоклеточных шашках он беспомощен. Стоит добавить, что стоклеточные шашки очень примитивны на фоне высших логик. Для цифровой эпохи не нужен рост линейных мощностей компьютеров, сверзвуковые самолеты не нужны, нужен иной подход к делу. Искусственный интеллект тоже обречен. Тягловые лошади новой эры состоят из роботов, имитации мышления неразумных существ, новых подходов в вопросах аналитики, собирания информации, принципиально новых способов получения информации, и новых источников информации. Современный компьютер очень глуп, он даже не пересчитывает, не исчисляет, ему скармливают прямо в рот материи и он их тут же перерабатывает, выдавая огромные кучи экскрементов. Он не способен активно искать пищу, качественно переваривать ее, иметь эмоции, зачатки ума. А как он может быть всем этим, если интернет есть сеть таких компьютеров, то бишь видеотелеграф с функцией конференций, почтой, архивом и прочими мелочами. Ему надо стать самостоятельным, сейчас он похож на нашего служку, механический имитатор. Нужен мозг, самое простое мышление. Где взять? В животном мире, у любого зверя. Неизвестно, кто именно станет пионером, но своя Долли будет, внешняя схема такова: исчитают работу мозга мыши, нарисуют архитектуру ее мышления, и упростив на сотни и тысячи процентов, смогут осуществить на компьютерах. Сначала будут похожи на первые советские компьютеры, далее быстрый рост и компактность. Потом надо железо не только "под столом" или в чемоданчике, а спрятать его в мобильного, быстрого робота — некоторые моменты новой эпохи цифры требуют имитации тела человека и способности передвигаться. Точных копий не будет, этика запретит копирование, создадут стиль некоей Барби. Часть неподвижна и "по столом", а другая часть бегает как Остап Бендер, да, цифровой монстр охватит в кольцо человечество. И птицы тоже, и голуби почтовые. Дальше больше. Ученый подкинет новые области, откуда можно брать информацию, частично это будут другие миры, наука сейчас способна многое, не все афишируется и не все доказано или понятно самим ученым. Десять ядер не помогут в системном блоке, сто тоже, помогут новые программы на основе вышеописанных новшеств.
Напрашивается логичный вопрос — так ли уж трудно осуществить революции нынешним железом? Можно. Трава вполне способна вырасти до верхушки сосен, только ей потребуются подпорки, каковые станутся значительно объемней самого предмета подпирания.
Тиранозавр будет создан, как и умирающий интернет, разными людьми и странами. Кто -то верно исчитает и скопирует алгоритм мышления вороны, кто-то напишет принципиально новые программы, кто-то создаст устойчивых, удачных роботов, а потом это совместят. Будет и какое-то слово по типу алгороб, алгоритм робота. Рев первого крика "будет страшен", как пишут беллетристы, ор должен быть знатный. Тиранозавр начнет пожирать. Истории об оживших динозаврах интуитивно писались по картинкам будущего, где цифровая революция одна из них. Может это и совпадение.
Очень интересно, но новый алгороб не будет страдать детской болезнью всеобхвата всего мира, "детская болезнь левизны коммунизма "  единения это свойство именно видеотелеграфа, что ему еще делать? как не единый фронт всех землян. Тупица не имеет даже мозга, и само слово тупой мало подходит ему, он производитель гигантских гор экскрементов, что и подчеркивает одна особенность социальных сетей видеотелеграфа, где "нет вчерашего дня". И тиранозавру мало интересно братание и единость "стройных толп коммунистов и пионеров". По своей природе тиранозавр должен стоять на защите интересов государства или малого другого общества, вместе с тем, он косточка на косточке не оставит от нынешнего мира воров и лжецов среди правителей. Возрастет роль программ и программистов, нынешний хакер заплачет и убьется об стенку, если узнает, каковы возможности бурь у будущего "Пети.А". Это вам не щи ложкой хлебать. За такое будущее, когда, например, весь русский мир можно напоить и накормить за несколько лет, сделав каждого миллионером в долларах, можно отдать не только полбюджета, можно себя заморозить с просьбой скормить тиранозавру в первых порциях еды. 
И все-таки, чей может быть тиранозавр? В целом он сходен с понятием мировой сети видеотелеграфа, сеть стала такой запутанной, приобрела столько щупалец, столько жизней, что фактически она неубиваема и имеет жизнь вечную, цифровую экономику можно считать отпочкованием мирового видеотелеграфа, на роль щупальца она никак не тянет, слишком велик вес ее, более того — в расцвете сил своих, что называется, она вполне может затмить мировую сеть. Если видеотелеграф перевернул жизнь во многом, подсобил в невиданных ранее делах, родил несколько новых сфер жизни, то цифровая экономика нанесет более впечатлительные удары по слабой психике современного человека. Интернет похож на фокусника, на Деда Мороза, на сон, но вот цифровая экономика похожа только на тиранозавра, ящера исполинских размеров. Что убил видеотелеграф? так, по мелочи, он жалкий убийца: монополия газетно-телевизионных-радио монстров из клана Большого Брата, убил монополию, но не самих их, рутинную работу исчисления чего-либо, расстояния между людьми, хотя и телефон это делал ранее, и телеграф,  и телевизор в малой степени, монополию политиков и спецслужб на оболванивание миллиардов, и опять — убита, но не добита, убил он и привилегии на доступ к информации, школьник за два часа познает то, что академик рыл полжизни и спрятал свои плоды труда в толстенной монографии. Видеотелеграф очень точно похож на ящик хорошего портвейна или полусладкого дорогого вина в большой компании: он развеселил компанию, раздел всех чуть ли не догола, сделал атмосферу яркой, быстрой, веселой, слил всех в одном порыве общения, убрал страхи и неизвестности, дал легкость бытия, снял многие запреты, поднял градус общительности. Убийца он слабый, убивает, но не до конца. И интернет изживает себя, он стремится к кладбищу, а его кладбище это резетка в стене, такая же, как телефонная, электрическая, радиорезетка, телевизионная, и резетки, как мы знаем, это тоже шаг в могилу, ибо далее телефон становится мобильным, электричество добывают на крыше, а не во мгле ядерных микровзрывов урана за 2 тысячи км — или как там происходит реакция выбивания электронов, телевизор теряет свои позиции и прочее. Интернет станет резеткой, полезной функцией, миром же будет править тиранозавр, его отпочкование, но не дите. И этот мрачный убийца больше похож на пожирателя гигантских и твердейших материй, уничтожить бедность, не как цель, а как косвенный фактор. Тиранозавр не имеет мозга, он ничтожен, он не понимает толком, что он делает, он просто жрет и пожирает...Сожрет он также коррупцию, сам того не ведая, польза его дел была бы легко читаема, если бы можно было порыться в его куче экскрементов, но как ранее было замечено, способность его пищеварительной система поразительна: штанов и пуговиц взяточников вы там не найдете, как и самой кучи от переваривания продуктов. Цифровая экономика сожрет армии и военных, оружие и бомбы, здесь двухступенчатая логика: прежде создание мирового правительства и единой экономики, а далее экономическая целесообразность единого полицейского и бессмысленность армий, как фактора влияния именно вследствии единой, полностью открытой экономики. За что бороться и на что влиять, если монстр накормит и напоит, подложит мягкую подушку каждому землянину?
Политик силен, его не прошибешь монстром таковых размеров, он сам из аида, и что ему такие мелочи, как тиранозавры высотой до облаков? Но и здесь двухступенчатая логика, а возможно, что и трех: цифра выбьет не один зуб у политика, обещать станет тиранозавр, а не премьер, цифра исчитает, что умней и важней политика Будда и Христос. Далее она не пойдет, она не создаст идеологию, веру, движение, а то, чем она будет окормлять, станется таким тупым продуктом, что и нечего здесь даже спорить. Политик и тиранозавр будут смотреть друг другу в глаза, как два боксера перед поединком. А поединка не будет. Количество дебилов ровно удвоится, вот что принесет новая эпоха в лице цифровой экономики.
Отца, автора, основателя у цифровой экономики не будет, как по сути нет автора у интернета: кто-то создал теорию кибернетики, кто-то железо, кто-то программы, кто-то языки, кто-то первые каналы связи. Важней вопрос, будет ли тиранозавр мировым монстром? и в какой степени можно его приручить в отдельной стране. Исключительно мировым монстром и попытки обуздания исключительно в начале эпохи цифры, удачные попытки, но скоротечные. Сам принцип цифры требует всеобщего обхвата, общей безопасности его жизни, проникновения в самые темные углы, кроме того — у него полное соответствие принципам конституций в каждой стране, этот дебил идеально вписывается в мировые стандарты доброты. Смеющим поднять на него  меч тут же будут явлены поражающие способности этого дебила в индивидуальном подходе к каждому обывателю на земле, в его способностях уходить от тиража, массовки, ширпотреба, казенщины, универсальности, штампа. И действительно, цифра сделает вам все, вообще все. В пределах машины, ибо все это машина, и не более. Жизни в ней нет, в полном смысле этого слова. Но о философии ц. экономики писать или рассуждать слишко долго. Цель РФ в том, чтобы быть втянутой в кузовок близкого счастья, далее оттуда выпрыгнуть и вновь совершить аналог прежней революции, дабы уйти от всего мира, попытавшись приручить тиранозавра, тирания и тиранозавр, совместить это может и слабый ум в мечтаниях, осуществить едва ли возможно, на земле такие места найдутся, но пятую смерть пережить и потом возродиться есть ровно то, что просить на олимпе земных богов карт-бланш на столетия, ну, а создать самим этого монстра едва ли возможно, только мировые процессы, только хаос в зарождении. Не будь интернета, кто ознает, сколь велик был бы шанс на жизнь у цифовой экономики? На мировую жизнь, на лидерство во всем мире, и вот именно он, видеотелеграф, сделал невозможным нераспространение грядущего исполина. Сеть оказалась коварнейшей гостьей, принесшей в подоле яйцо ужаса, пока все миловались и восхищались, яйцо треснуло и оттуда высунулась голова ужаса, чрезмерно быстрый рост даст вскоре силу явления необычных событий в мире. Не пострадает лишь рядовой человек, и именно он получит все выгоды.
Цифровой монстр убьет много профессий, родит новую философию, пусть и пребеднейшую, даст смещение многим смыслам жизни, дешевым смыслам. То есть, он не только перевернет жизнь, и много раз, но и убьет многих, и убьет наверняка.
К одному дебилу добавится второй, а вскоре оба исчезнут.
Это фраза на добрую сотню лет, в краткости же своей исторической возможна картинка на 20-30 лет, например в русском мире.
Тогда и умный придет.
— Хорошо, Павел, а если победят средние силы, которые сражаются с Путиным? что там говорил Ильич?
— Что это будет еще хуже, чем путинизм нынешний, Украина 2.0, бессилие, они отличаются только тем, что имеют как бы мягкость, либерализм, но в остальном это те же воры и дураки, яркие предствители их -- Улларионов, Бакенбардин, их не так много, но они есть, они не понимают, что пересадка головы по системе проф. Доуля не спасет, — Павлуша важно внимал вопросам Яшина, достав вновь чайники и заварку.
— Что там твои поиски Ильича, кстати?
— Да меня забанили в комментариях, а Ленин не увидел или не читал, почта молчит, буду искать через знакомых по городам.
Пока младые революционеры пикировались, кто из них лучше помнит долгие беседы зимой с Ильичем, сам вождь мировых меньшинств оказался в Украине, внезапно изменив свой маршрут, ему так было устало от всех страстей бунтов, что он решил в последнюю минуту отойти от предполагаемой задачи возбуждения очагов бунта, но об этом в другой раз. К беседе революционеров стоит добавить, что, таки да, новая эпоха и есть цифровая экономика, и как не старайся сохранить буржуазный облик прежнего, но смерть капитализма неизбежна. Маркс не внял весьма простой восточной парадигме: " Сиди на берегу реки, и когда-нибудь труп врага проплывет мимо тебя". Сложно сказать, что первично, выработка и износ философии капитализма или подпирание цифровой экономики. Гибридный вариант невозможен, слияние капитализма и цифры, таковое сочетание мы можем наблюдать сейчас, это симбиоз, уверенно перерастающий в гибель одного из компаньонов. Ныне цифровая экономика, ее передовые части, усиливает капитализм, а принципы капитализма усиливают наступление цифры. Завод или фабрика стремятся и уверенно двигаются к числу сотрудников один иди два человека, может пяток, этому все рады; товар дешевеет, заботы тают, как лед на солнце, но следующий шаг есть сборка такого завода в тайге или на северном полюсе, в пустыне, в джунглях Бразилии. Собирать будут роботы, расчищать площадку, копать ямы, производить цемент из извести и мела, разгружать вертолеты, монтировать ветряки и солнечные батареи. А это уже вовсе не капитализм, а доступность всех и вся к общественному сверхдостатку. Офисы растекаются по домам и квартирам работников, где те, в трусах и майке ночью заканчивают работу, экономия пассажиропотока, времени, аренды офисов, и etc., но следующий шаг будет заключаться в том, что каждый работник сможет открыть себе фирму, а в старом варианте руководство вынужденно будет делиться прибылью все больше и больше, и это не капитализм, а очертания коммунизма. Электронное правительство позволит убить часть коррупции, далее министров начнут менять как перчатки, цифра выдаст всю статистику, все секреты, кпд любой власти будет всем налицо. Капитализм очень не любит прозрачности своих черных цилиндров и автокарет.
Очень интересная штука — мало кто догадывается, что лавина украденных сверхсекретных материалов, каковая заполонила мир в последние годы, есть не изощренность спецслужб, а прямое воздействие передовых отрядов цифовой экономики. Косвенный ущерб или польза, или сопутствующие факторы. Фактор полного раскрытия всего и вся поможет для сверхдостатка и лавина разоблачений далее будет усиливаться. Цифровую экономику можно описать. Это тупая, тупейшая логика и сверхточный расчет, до безобразия безошибочный. Это идиот Достоевского, все знающий, но ничего не принимающий в себя. Играющий по своим правилам и логикам.
Сейчас капиталисты пытаются свернуть шею монстру, заставляя работать на себя, как бы. Увы, это лишь иллюзия. За цифровой экономикой никто не стоит, ее невозможно победить, там нет рокфеллеров и ротшильдов, бжезинских и фордов, как нет никого за типографским станком биткоинов — они будут бесконечно умирать и рождаться, имеется в виду курс и востребованность, но в свой срок станут сверхдолларом мира. Маркса не придумать и не создать, книгу "Цифра" никто не напишет. И все же Маркс нужен и убить ее в свое время тоже нужно, жестоко, безжалостно, загнав под кровать и связав ей все конечности. Бронтозавр должен быть связан, а цифровую экономику убьет светлая эпоха. Отодвинет в тень, задвинет за угол, сделает мебелью. Цифра убьет капитализм.
Есть еще более интересная вещь. Как не крути, но  сей монстр все же ближе к коммунизму, к настоящей идеи коммунизма, еще более ближе цифра к анархии, идея анархии это высшая ступень коммунизма, но не красного, ясен перец. Цифовую экономику породил капитализм, и она его убьет, безжалостно, едва замечая таковое событие. Бедность и нищета духа новой эпохи отчасти связана именно с цифровой экономикой. Тиранозавра может остановить только стена высших смыслов, он не сможет ее пересчитать, а значит и переварить, проглотить, расщепить. Он будет выть возле этой крепости, царапать и скользить по сверхгладкой стене своими исполинами конечностей. Тиранозавра можно запрячь в узду, на небольшое время, для этого требуются некоторые факторы: рабский народ, крайняя нищета его, желание смены идеологических конструкций, большое население. Толпам бросают злато свердостатка, одновременно накидывая петлю каждому, по принцу романа Оруэлла, меняют лицо власти, все партии, устраивают казни бывших лидеров общества, оболваненные десятки миллионов заглатывают наживку, после чего их стегает кнут тирании. Оруэлл недописал свой роман, не развил все ветви, он забыл о сверхдостатке для масс. И все же этот вариант скоротечен. Имеет право на жизнь несколько другая картина, когда вместо кнута и тирании на олимпе общества воссядет зло в прямом смысле. В Кремле так далеко и высоко не летают, даже бледная вошь индеец  "Плавленный сырок" никогда не забирался на такие анти-высоты, понимал или видел таковые картинки лишь вурдалак, сын Бессо, но в те времена было очень далеко до вопросов свердостатка. Отсюда следует безвариантный приговор Кремлю: держаться жизни сон из снов не может, пробудение неизбежно. Более того, Путин оказался туп, в начале своей карьеры он мог настроить некоторые визиры на очень дальние темные дела, неизвестно, какая степень вероятности была бы у него и его планов, но он понял спустя десять лет, что все проиграл сейчас, в будущем и прошлом, отчего и ушел в 12-м году. Степень возможного успеха даже очень грубо нельзя подсчитать, то ли одна десятая одного процента, то ли напополам, то ли мог выиграть, то ли об этом нельзя рассуждать. Маркс жестоко ошибался, посчитав, что капитал умрет, его убьют, так вернее. Можно вообразить картину, когда цифовая экономика почему-то не наступает и не наступила, в таком варианте капитализм медленно вырождается и превращается в коммунизм, по шведском варианту, очень долгий процесс. Не будь Красного Всадника, то таковой вариант имел бы право на жизнь, подмять под себя тиранозавра воможно было только в том случае, если на земле была бы полная диктатура капитализма, но ее нет. Есть дикий третий мир, есть злобный ислам, есть умирающая ветошь красной эпохи, есть Китай, гордый и отдельный; поэтому цифовая экономика без труда захватит весь мир и  удушит самые жестокие диктатуры в исламе, разгромит Америку, Европу, покорит Азию. Ее идеология, философия слаба, бледна, но она есть, истинные размеры и очертания, а главное идейное содержимое увидят не скоро, весьма не скоро. Хотя все известно сейчас. Есть и еще один логичный вопрос: " А можно ли тиранозавра подчинить не в конце, а сейчас, высшим смыслам и высокой логике?". Конечно можно, и нужно, и возможно. И кто будет этим заниматься? Где высшие смыслы сейчас на земле?
Пусто.
Яшин ходил вокруг стола, пытаясь проснуться, потом решил облиться ледяной водой, Павлуша читал что-то в ноутбуке.
— И все же я не пойму, что остановило Ленина в попытке начать волнения, — Илья вытирал лицо простым вафельным полотенцем а-ля совок.
— Он же пояснял нам, ты что, не помнишь? История на несколько лет, если не сказать больше, сто лет назад все было наоборот, взяли власть, а потом несколько лет отвоевывали ее, даже американцы высадили пару экспедиционных корпусов в Сибири — так велика была сила хаоса в Расеюшке, но до революции страсти были всего лишь год от силы, а ныне несколько лет борьбы уйдет до революции, а потом максимум год будет нужен для окончания партизанской и гражданской войны, не более полугода.
— Так тем более надо быстрей начинать? — полуутвердил Яшин.
— Илья, ты иногда не все понимаешь, на свидании с девушкой ты, вдруг, видишь, что все сегодня окончится постелью, и что, ты тут же начнешь хватать ее за чулки?
— Удачный пример, — саркастически выдавил Илья.
— Зато верный, 24-25-е гг. обозначены точно, можно вырезать по примеру Сталина каждого второго, а все же через семь лет здесь вспыхнет яркое солнце победы, полной и плодоносящей, поэтому лучше не торопить события своей волей, отдав бразды в руки случайных обстоятельств. Боксер видит, что противник шатается, взгляд мутный, зачем же ему наносить удар, могущий его покалечить? Боксер выступает в роли обстоятельств, а победитель в роли возможной воли, волепроявления, — уверенно повторял Павлуша слова Ленина.
— Так что, тореадор играет на публику? — Яшин вздернул свой нос кверху.
— Ну если публика сама мировая история, совокупность карм. Ты пойми, что каждый день и месяц необратимо разрушают тело государства, вот это зависание губительно для Путина и его камарильи, в кругу приближенных к Кремлю все чаще и чаще раздается ощутимый ропот, а две силы откровенно и давно борются с Путиным.
— Так они победят и у нас случится вторая Украина, — трезво рассудил Яшин.
— Нет, Илья, Ленин говорил, что на новые власти посмотрят с такой претензией, им выдвинут такие ежи условий их существования, что только истинный герой продержится больше года. Обманывать можно сейчас, но когда все вскроется, то все население как один станут смелыми аки спартанцы, не забывай, что гниль разрушается и одновременно просыпаются спящие, они слабеют, мы умнеем.
— Но там же не идиоты, — пафосно воскликнул Яшин.
— Илья, а что они могут сделать? вот поставь себя на место Пескова? ну что! — Павлуша по-ленински развел руками вокруг себя.
Яшин задумался и сосредоточенно начал что-то черчить карандашом, Павел стал одеваться, готовясь к велосипедной прогулке.
— Только признать, что всю жизнь у них была извращенная система ценностей, что зло имет право на существование, но добро изначально право, а они порождение величайшего заблуждения, дети аида, не напрямую, а через сложные цепи противовесов.
— Для этого нужен ум, не у всех он там есть, над Песковым начнут смеяться, есть вероятность, что его отвергнут оба лагеря, мысленно заплюют все, нейтральные, черные, светлые. Кроме того, надо победить свою природу, одного ума мало, что толку, если конченный алкаш перестал пить очищенную? Он заявит, что был неправ? Что он стал здоровым? Зло меняет структуры души, ума, тонких оболочек не хуже, чем очищенная разрушает тело, поэтому таковое событие невозможно, это удел больших умов, это подвиг на несколько лет, — подвел итог Яшин.
— О том что плохо все в государстве, знают большинство из них, о том, что виноваты они и их порочные системы, которые они поддерживают, лелеят и плодят — знают тотально все из политикума, и знают вообще все, что процесс необратим с их стороны, им уготована только защита. Есть идиоты, которые искренне верят, что Расеюшка великая страна, а сейчас лишь временные трудности, что жизнь здесь во многом лучше буржуазных страшилок, что революция ухудшит жизнь. Но большинство понимает, что надо быстро менять режим и что-то предпринимать, дабы выйти хотя бы на средние позиции по Европе по всем уровням жизни, и вот эта часть ведет скрытую борьбу за трон, точнее не борьбу, а легкое подкапывание, так как там все зачищено на ближайших подступах к трону. А мы ведем открытую, честную борьбу, имея лишь голос масс за спиной, — закончил Яшин, поясняя тем самым, что он не хуже Павлуши помнит беседы с Ильичем.
— Да, все так, но ты забыл и главную идею Кремля, — Павлуша поднял указательный палец и продолжил, — Кремль надеется на соломинку, он хочет пересидеть десять лет и быть втащенным в кузовок грядущего благополучия как затерявшийся бомж в толпе.
Он хочет повторить "подвиг" второй мировой войны, когда гигантская помощь Америки за шкирки втащила СССР на олимп победы, иначе бы не видать сейчас нынешней карты мира и расклада сил. Та же помощь Америки и Англии, Европы втащила красного коня на олимп индустриализации, та же помощь спасала в конце 80-х гг., поддерживала в 90-х гг., кормила до последнего РФ в наше время, вечные быстрые кредиты, сложное оборудование; знаменитое самообеспечение СССР в 60-е, 70-е гг. есть не больше, чем воровство идей от немецких военнопленных, американских инженеров, все иконы Советов, как автомат Калашникова, автомобиль Волга, танк Т-34, машина Жигули, первые реактивные самолеты, все это украдено у буржуа. Союз есть на самом деле величайшая потаскуха, где в научных лабораториях пили чистый спирт и гнали кальку с западных образцов прекрасных машин, вдумайся Яшин! Советы не смогли наладить выпуск джинс, бились аки рыба об лед, но так и не смогли, пять заклепок, три сложных шва, хорошая краска, но, увы, не под силу, страна в окружении многих морей не слепила ни одного полноценного авианосца, это при огромной дармовой силе, массе заводов, сырья, инженеров, относительной простоте авианосцев. Величайший миф в том, что якобы Сталин гнал зеков на индустриализацию, какая разница, что платить рабам? типорафскую бумагу или свист кнута, во всем мире это произошло без зеков. И как законный итог — жалкая четверть века после черного мага Горбачева, капитализм не оживил убитые мозги, пропитые души, все оборудование с Запада, все технологии оттуда, отставание на годы, десятки лет, торговля телом — сырая древесина, газ, нефть невысокой марки, руды, спасает, что сверхдостаток тонкими струйками проникает к нам, что компьютер не завод, достаточно украсть взломанную версию программы и купить сверхдешевый китайский компьютер, что, не будь Китая, РФ плелась в такой нищете, что дыры зияли бы аки язвы, именно Китай с его бесплатными поделками на любой вкус, от терки для овощей и до автомобилей, спасли Расеюшку от позора, вкупе с доступностью многих технологий Запада. Расеюшка, потаскуха высшей пробы, уже плескается в ручьях мирового сверхдостатка, но желает стать полноценной курвой, королевой без  темного прошлого. Расеюшка и при царе сильно отставала от просвещенных стран, догоняла, но заметно отставала, век красного безумия сделал Расеюшку потаскухой, воровкой на доверии, разбойником ночным, местом, где больше всего душ на земном шарике правитель и правители истребили среди собственного народа, Пол Пот длиною в век, цифра убиенных по дурости правителей уверенно перевалила за сто миллионов за век, и эти сто не родили еще десятки миллионов, а испорченных жизней на сотни миллионов, неудивительно, что эта гнида в Кремле давно восхитила аид и держится как полноправный наследник темных дел длиною в век... Небольшое урезание пайка для потаскухи вызвало такое обрушение качества жизни, что странно, неужели  за паек нельзя вновь распластаться перед Западом? Перевезти свой флот из Севастополя в другую свалку крашенного металлолома с водорослями, перегнать Бук через границу и принять в родные просторы миллионы беженцев с Крыма и Юзовки, и пайка тут же будет возобновлена. Что за век пользовалось популярностью от Советов в успешном Западе? Ничего, литература, редко наука, кой-какие мелочи, водка и медведи с икрой, — Павел так увлекся, что Яшин был для него просто аудиторией.
— Да, Павел, признаю, ты лучше знаешь Ильича, но зачем так жестоко? — Яшин удрученно смотрел на Павлушу.
— Зато правда, ленинская правда.
— Я поспать прилягу, дрема сквозь сознание, — Яшин свернул свой плащ калачиком и уложился на кушетку, держа ноги на полу.
Павлуша тем временем написал комментарий о том, что он Павел такова-то рода и стати, отодвинул ноутбук и снова заварил чай, тщательно нагрев чайник кипятком, слив его и потом засыпав туда сладко пахнущего улуна, смешные комочки матово-зеленого цвета издавали пряный запах с какой-то тайной своего долгого рождения, и только надышавшись парами сухого чая, он влил в чайник кипяток, несколько секунд дав тому немного остыть.
— Пахнет точно что на 20 тысяч рублей за килограмм, вот не жалко деньги выбрасывать — чаями баловаться, — вполголоса самому себе проговорил Павел.
Пока листья чая вновь рождались, Павел вспомнил и другие парадигмы от вождя. Ленин подробно пояснял им, что нынешняя буржуазная экономика не так уж и плоха, она калька с природы, с законов эволюции, но природа ведь велика, мудра как сама Вселенная, в буржуазных странах острота жизни редко притупляется, и совсем в противоположность будет философия цифрого зверя, так как такого события не было за всю историю эволюции. Сверхчеткая логика двоичного смысла перемещений, добавлений и прочих незначительных действий. Буржуазия, как не крути, была и есть в связи с природой матушкой, с земным, цифровой же питекантроп сугубо выдумка ученого, а по сути и не ученого, сложно сразу указать автора, творца цифровой экономики, но он есть. Имя ему - одномерный мир любой стати или цвета, разница только в том, что в светлых мирах одномерных пространств фактически нет, есть там только два мира, о которых не упомянул Д. Андреев. Именно природа и суть одномерного пространства порождают цифровую экономику, то бишь — изначально в дите закладывается такой примитив, такое бездушие, такая убогость, что понять о чем речь могут только те, кто способен вообразить миры разных измерений, или кто подробно читал главы Андреева о микродеталях разных миров.
Сжатость жизни там подобна вечному существованию в узкой трубе бесконечных размеров, идеальной прямой, где субъект равен толщине трубы, но не как он там застрял, а как вечные рельсы поезда, где невозможен обгон, поворот, разворот, катастрофа; точка в нити вечной линии, скудость обозреваемого, тюрьма из тюрьм, лишь перемещение по линии, возможен, правда, задний ход; в нашем мире есть существа, вброшенные из одномерных миров, или привязанные к ним, лучший пример из животного мира — змеи, в своих мирах другой жизни они живут в нитях света, бесконечные темные нити, багрово сверкающие перемещениями змеиных душ, их демоническим глазам и бессильным телам наш мир по сути большая роскошь, где гадам и присвоили символ аида и зла. Прямая линия очень логична, понятна, в каком-то смысле "чиста" и абсолютна, и эта потрясающая прямота цифровой экономики способна поднять на штыки многие фундаментальные вещи, но вот, не остановив ее, человек станет наблюдать, как она начнет нанизывать дальше и дальше на свой острый штык все подряд, в том числе и самого человека. Запашок появится сразу, появился он и сейчас, каждый знает, что базарное место всегда отдушина для души, там гомон, запахи, звуки, жизнь, диалоги, страсти, а что в выхолощенном супермаркете? тоска, глаза лампочек, геометрия ровных и ровных линий, безжизненность, выхолощенность. Но выгодно! Рационально, дешево, доступно, стерильно. Супермаркет будущего вообще страшен: при входе в него к вам подлетает радиомуха, журча вопросами о вашем хотении, намеками о ваших предпочтениях, советом купить новинку, последовать за ней к интересной скидке, сообщениями о слабом вашем биополе, словами с ней вы рассчитыватесь — сообщая какой карточкой, говорите, куда завезти товар, что приготовить из покупок на следующий визит, где найти запрещенный товар... Это мир общений с роботами крайне интересен, заманчив; отдача же от этой игрушки наступит не сразу, общественные волнения и дискуссии разгорятся только десятки лет спустя, или через 5-7 лет после массового внедрения. Цифровой монстр урежет долю жизни из мира человека, появятся люди, полностью ушедшие в мир общений с роботами, в одиночество, на вас, живого человека, они будут смотреть на улице, как вы сейчас на шатающегося бомжа с опасной траекторией возможного падения или столкновения с вами. Стоит ли упоминать, что возникнут семейные пары, законный союз, освящаемый падре, и нынешние извращения в этой сфере... не то что бы поблекнут и станут милыми, нет, а странность и нелепость союза человека с роботом, секс с ним, дети со встроенными железками, все это поднимет скудость смыслов на такую высоту, что бедный современный гомик или транс должны рассмеяться очень долгим и продолжительным смехом, имеющим долю горечи, удивления, познания, непонимания будущего. Не хочется детализировать, но все же — извращения в сексуальной сфере шагнут за сотню основных видов и сотни подвидов, ясен перец, что робот сможет менять пол за пару минут, приобретать третий пол, становиться самкой жирафа в области половых органов, самцом крокодила, имитировать поведение лисы в брачный период...Наши проблемы потомки даже и вспоминать не будут, такова цена перехода в светлую эпоху не напрямую, а через новую эпоху, каковая должна заявить о себе вот-вот. Шуршит она платьями и сейчас, но логично, что сей момент совпадет с началом экономического роста в мире, так долго ожидаемого после кризиса 8-го года.
Ленин сказал Павлу и Илье, что очень точно знает, с кем теперь надо бороться, за какие будущие идеалы надобно ныне разворачивать фронт, как важно сейчас плести узду для будущего монстра, точить копье для пронзания его бездушного сердца.
Павлуша откинулся на спинку стула, но попал на стену, забыв, что сидит на табуретке, миры будущей фантастики зачаровали его, он перебирал тот разговор-лекцию с вождем мирового пролетариата. Яшин храпел, редко, но иногда выдавал пару всхрапов, Павлуша неспешно подошел к кушетке, осторожно полез в карман брюк и достал смартфон Ильи, делая вид, что тот упал на пол из кармана, зашел за закушетку, ввел пароль четырех единиц и сразу угадал, быстро открыл почту и просмотрел несколько десятков входящих смс, после чего аккуратно вложил трубку в карман спящего. Подошел потом к столу и упал в мир интернета, где-то в мыслях кружился робот, гладящий искусственной рукой "своих" маленьких живых детей, очень аккуратный, в панталонах, выглаженных в стрелочку, как это было у каких-то модников в 20-х гг. прошлого века, а в дверях кухни стоял папа или мама, живой человек, но с мятыми кальсонами и без стрелочек.
От картинки не удавалось отмахнуться, Яшин начал просыпаться.